Между нами, конструкторами 6 глава

На данный момент тяжело представить, но это факт сейчас исторический: изготовка новых пистолетов-пулеметов Судаева началось в сложнейших критериях блокады при конкретном участии самого конструктора. Когда он говорил мне об обстановке, в какой ему пришлось давать жизнь собственному эталону, я задумывался о том, что трудности, испытанные мною при разработке пистолета Между нами, конструкторами 6 глава-пулемета, — это ничто по сопоставлению с тем, что довелось пережить Судаеву. Исследователи на данный момент обнародовали количество сделанных в течение 1943 года пистолетов-пулеметов Судаева. Цифра 46 572 кому-то может показаться не очень впечатляющей, если учитывать, что в тот год серийный выпуск целого ряда образцов орудия зашкаливал за сотки тыщ Между нами, конструкторами 6 глава. Но не будем забывать: судаевское орудие изготовлялось в блокадном городке, конкретно по чертежам опытнейшего эталона, рабочими, находившимися под обстрелом неприятельских дальнобоек, испытывавшими голод и холод.

— А куда отчаливало ваше орудие? — задал я тогда Алексею Ивановичу, как сейчас понимаю, доверчивый вопрос.

— Куда могли идти мои пистолеты-пулеметы, не считая Ленинградского фронта Между нами, конструкторами 6 глава? — просто ответил Судаев, — Так что войсковые тесты прошли конкретно в боях при защите городка и прорыве блокады.

Алексей Иванович был человеком необычного притягательности, непосредственности, искренности, скромности в отношениях с людьми, просто с ними сходился. Он выделялся и высочайшей технической эрудицией, способностью стремительно схватывать сущность дела. До войны Судаев Между нами, конструкторами 6 глава успел почти все сделать для собственного личного образования, был в этом настойчив и напорист. Поработав слесарем на заводе, поступил в жд техникум. Позже два года служил в армии, дорос до воентехника и уволился в припас. И вновь — учеба. Сейчас — в Горьковском промышленном институте. На втором курсе принял решение перевестись в Артиллерийскую академию Между нами, конструкторами 6 глава имени Ф. Э. Дзержинского, которую искрометно закончил в 1941 году. А здесь началась война...

И Судаев быстро врывается (по другому это и не назовешь) в ряды конструкторов-оружейников. Уже сначала войны он разработал проект облегченной зенитной установки, создание которой было скооперировано на столичных заводах из имевшихся в наличии Между нами, конструкторами 6 глава материалов. После чего стал трудиться над созданием пистолета-пулемета. Достигнул, чтоб его командировали в осажденный Ленинград. И конкретно там принял роль в организации производства орудия, а потом занялся его усовершенствованием, уже исходя из опыта боевого внедрения.

В один из дней Алексей Иванович зашел в комнату и, лицезрев, как я неудачно пробую Между нами, конструкторами 6 глава и не могу решить очередной «ход» в конструкции автоматики карабина, заразно рассмеялся:

— Отвлекись мало от собственной чудо-машины. Ты вот, я смотрю, оригинальничать любишь, стараешься позаковыристее автоматику сделать. А знаешь, что случилось не так давно с Рукавишниковым, когда он отлаживал собственный очередной эталон?

— По-моему, какое-то недоразумение вышло Между нами, конструкторами 6 глава...

— Вот-вот, конкретно недоразумение. Собрал эталон, а разобрать его не сумел. Сваркой пришлось разрезать крышку ствольной коробки. Так лихо он закрутил конструкцию.

Судаев подошел к чертежной доске.

— Проще здесь нужно. Каждый излишний паз, шлиц, соединение безизбежно ведут к усложнению в эксплуатации орудия. Оно любит простоту, но, естественно, до Между нами, конструкторами 6 глава известного предела.

Каждый разговор с Алексеем Ивановичем был типичным экскурсом в историю орудия. Не раз мы ворачивались и к нашим образчикам пистолетов-пулеметов, разбирали их по косточкам.

— Чем неплох твой пистолет-пулемет? Из него можно вести и непрерывный, и одиночный огнь. Спусковой механизм моего эталона допускает ведение только автоматического огня Между нами, конструкторами 6 глава. Здесь, естественно, ты ушел вперед. — Судаева всегда отличали предельная объективность и честность в оценке собственной работы, критичный взор на нее. — Но, согласись, в эксплуатации пистолет-пулемет твоего преданного слуги смотрится устойчивее, у него лучше кучность боя. На фронтальной части защитного кожуха я предугадал дульный тормоз-компенсатор, а чтоб Между нами, конструкторами 6 глава смягчить удар подвижных частей в последнем заднем положении — амортизатор затвора. А почему мой эталон стал еще легче и технологичнее ППШ-41? Подавляющее число деталей делалось способом штамповки и сварки. Мы достигнули того, что для производства пистолета-пулемета требовалось вдвое меньше металла и втрое меньше станочного времени для механообработки, чем для ППШ Между нами, конструкторами 6 глава. Представляешь, как много это значило при организации производства орудия в критериях осажденного Ленинграда?

Одержимость — это качество я отметил бы еще в нраве Судаева. Он ставил впереди себя цель и непоколебимо шел к ней. Алексей Иванович практически зажигался работой, не обожал приблизительности, неопределенности, разбросанности. И когда лицезрел, что при решении Между нами, конструкторами 6 глава некий задачки я допускал небрежность, обязательно замечал:

— Снова поступаешь, как Божок?

Был у нас на полигоне конструктор с таковой фамилией. Человек с увлекательными мыслями, но беспокойный, не совершенно осторожный, часто делавший поспешные выводы и дававший слесарям иногда не очень вразумительные указания. В один прекрасный момент, когда шла сборка его Между нами, конструкторами 6 глава пистолета-пулемета, потребовалось утяжелить затвор. Сварщик наплавил металл. Сейчас было надо обработать все это, кропотливо отшлифовать.

Божок подошел к слесарю-сборщику Сергею Ковырулину и, подавая затвор, торопясь, как обычно, куда-то, на ходу произнес:

— Сережа, пили.

— А сколько пилить-то нужно?

— Пили, пока я не приду Между нами, конструкторами 6 глава.

Отсутствовал Божок достаточно длительное время. В конце концов прибежал, желал здесь же забрать затвор и увидел, что Ковырулин все еще его «пилит», а от наплавленного металла уже и следа не осталось.

— Что все-таки ты наделал, Сергей! — заорал конструктор. — Для чего снял наплавленный металл?

— Так вы же произнесли пилить, пока не придете Между нами, конструкторами 6 глава. Вот я и стараюсь.

Этот эпизод имел собственный определенный смысл: без организованности, четкости, собранности, сосредоточенности в работе фуррора не бывает. Так что не случаем Судаев вспомнил курьез с нашим сотрудником. Он назидателен.

...Итак, карабин мой не пошел далее опытнейшего эталона. Но все достойные внимания идеи, заложенные Между нами, конструкторами 6 глава в нем, я решил перенести в орудие, над проектированием которого в ту пору занимались уже несколько наших конструкторов. Идет речь об автомате, создаваемом под новый патрон эталона 1943 года.

Пионером тут снова оказался Алексей Иванович Судаев. Он начал конструирование этого типа орудия под новый патрон еще сначала 1944 года. Уже тогда Между нами, конструкторами 6 глава аналитическим разумом Судаев осознавал: в автоматическом стрелковом оружии необходимо отрешиться от шаблона прежних систем, а для этого нужны решительный и высококачественный рывок вперед, новый поворот в конструкторском мышлении. Пистолеты-пулеметы не отвечали требованиям боевой эффективности по дальности реального огня и кучности боя.

Автомат Судаева отлично показал себя на испытаниях Между нами, конструкторами 6 глава весной 1944 года. Но нужно было повысить живучесть деталей (ударника, стопора, газового поршня, выбрасывателя) и надежность работы автоматики. Алексей Иванович скоро представил комиссии орудие, устройство которого существенно отличалось от предшествующего эталона. Самоотверженность, смелые и решительные деяния при отказе от того, что казалось уже испытанным, выстраданным, вызывают почтение к конструктору.

В 1945 году была выпущена Между нами, конструкторами 6 глава серия автоматов его системы. Орудие проходило полигонные и войсковые тесты. Одним из главных недочетов автомата была его большая масса. Требовалось облегчить конструкцию.

Алексей Иванович продолжал напористо работать над прототипом. В те деньки мы виделись изредка. Я тоже включился, наверняка сначала под его воздействием, в этот конкурс на создание автомата Между нами, конструкторами 6 глава под новый, так именуемый промежный, патрон (другими словами меньше винтовочного и больше пистолетного).

Конкурс был закрытым. Те, кто принял в нем роль, представляли всю документацию по эталону под измышленным именованием. Расшифровка псевдонима содержалась в отдельном конверте, который вскрывался только после рассмотрения проектов и присуждения им соответственных мест Между нами, конструкторами 6 глава. По условиям конкурса требовалось представить не только лишь чертежи общих видов, расчеты на крепкость узла запирания, найти темп стрельбы и дать ряд других принципиальных черт, да и сделать детализированную проработку проекта.

Если я сам эту работу только начинал, то Судаев ее продолжал, совершенствуя собственный эталон. И, думаю, он Между нами, конструкторами 6 глава достигнул бы прекрасных результатов, прибавил бы еще славы нашему российскему стрелковому оружию, если б не его внезапная кончина в 1946 году. Лично для меня это была утрата невосполнимая. Конструкторская деятельность Алексея Ивановича Судаева уложилась в рамки всего только каких-либо четырех-пяти лет. Но за этот период времени он смог достигнуть таких вершин Между нами, конструкторами 6 глава в разработке орудия, какие другим конструкторам и за всю жизнь не снились. Добавим, что это были годы самых томных испытаний для русского народа, для каждого человека — годы Величавой Российскей войны.

Начал я подготовку к роли в конкурсе с составления эскизного проекта. Разные варианты зарисовок отдельных деталей Между нами, конструкторами 6 глава ложились на чертежную доску и на бумагу. Свирепо рвал на обрывки то, что вчера казалось хорошим. Сейчас оно уже не удовлетворяло. Прошло несколько недель напряженнейшей работы над набросками. На чертежной доске обозначились главные контуры грядущего автомата. Тщательно выписаны и его главные детали.

Главный, самый уникальный, узел — узел запирания канала ствола с Между нами, конструкторами 6 глава некими переменами взял я из моего несостоявшегося карабина. Он тогда, на испытаниях, показал очень положительный результат. Большой энтузиазм к моей работе показали некие инженеры-испытатели, служившие на полигоне. Их завлекла, полагаю, неожиданность ряда моих решений при проектировании. Мне очень не хватало специальной подготовки, в особенности когда речь Между нами, конструкторами 6 глава шла о расчетах. И тут бесценную помощь оказал майор Борис Леопольдович Канель. Он аккуратненько, кропотливо проверил каждую мою выкладку, занес нужные поправки, отдал обоснования.

Словом, работа над проектом бурлила. Приближался денек подачи его в комиссию. Отработаны чертежи, отпечатаны расчеты и приложения. Встал вопрос: под каким именованием будет проходить в конкурсе Между нами, конструкторами 6 глава создатель проекта? Предложений было много — и суровых, и вызывавших ухмылки. И вдруг один из испытателей внезапно произнес:

— Слушай, а что, если поставить — Михтим?

И наступила тишь. Меня на полигоне так время от времени офицеры называли, сокращая имя и отчество, оставляя от их по три 1-ые буковкы. На том и Между нами, конструкторами 6 глава порешили.

Проект, все расчеты и приложения запаковали в пакет, поставили на конверте столичный адресок, а понизу вывели слово, обозначавшее отправителя: «МИХТИМ».

Конкретно в ту пору, когда шла работа над проектом автомата, в мою жизнь внезапно вошла хрупкая женщина Катя, позднее ставшая Екатериной Викторовной Калашниковой, моей верной спутницей. Работала она Между нами, конструкторами 6 глава в конструкторском бюро полигона чертежницей. Мне не раз приходилось при работе над проектами обращаться к ней за помощью. Катя могла, кажется, совсем не замечать суток, если кто-то просил ее посодействовать в выполнении чертежей. Делала она их всегда аккуратненько, высококвалифицированно.

Совместная работа сблизила нас. А позже, когда я уезжал Между нами, конструкторами 6 глава в командировки, Катя нетерпеливо ожидала моего возвращения. Мы не гласили о собственных эмоциях вслух, но то и дело багровели, если вдруг нас лицезрели в чертежной вдвоем и начинали подшучивать.

Никогда не задумывался, что конкретно Катя, как будто хорошая фея, первой принесет мне известие о том, что я стал победителем конкурса и Между нами, конструкторами 6 глава мой проект утвержден.

Дело в том, что все, кто участвовал в конкурсе, к тому времени уже получили ответы, утверждается либо не утверждается проект. И только мне одному ничего не было понятно. Я переживал, гадал, в чем мог ошибиться, почему таковой неудачливый. И вдруг в один из Между нами, конструкторами 6 глава дней, когда я уже фактически растерял надежду на положительный ответ, в дверь моей комнаты постучались. Послышался глас Кати:

— Можно? Миша Тимофеевич, сотрудники нашего конструкторского бюро поручили мне поздравить вас с утверждением проекта вашей «стрелялки».

Я, признаться, растерялся, молчком смотрел на Катю и ни слова не гласил. Она так и вышла из комнаты Между нами, конструкторами 6 глава, а я все стоял и молчал.

Поверил только тогда, когда меня вызвали в штаб и сказали, что проект утвержден и сейчас его нужно воплощать в металл.

Оказывается, предпосылкой задержки ответа был мой не совершенно обыденный псевдоним. Длительно не могли отыскать создателя, расшифровать, кто же он таковой по Между нами, конструкторами 6 глава сути.

С той поры прошло много лет. Когда я встречаюсь с моими давнешними товарищами по работе на полигоне над проектом автомата, который получил наименование АК-47, они нередко меня, как и до этого, именуют Михтимом. И вспоминается время — горячее, напряженное, волнующее...

Уроки полигона

Особенное место в моей жизни, конструкторском становлении занимает научно-испытательный Между нами, конструкторами 6 глава полигон стрелкового и минометного вооружения. Мне довелось тут длительно работать в военную пору и в послевоенные годы, а позднее нередко бывать в командировках, будучи ведущим конструктором в заводском КБ. Приезжал я сюда повсевременно, прямо до его расформирования в 1960 году.

Что собой представлял полигон? Малогабаритный военный городок со всеми надлежащими Между нами, конструкторами 6 глава для маленького военного гарнизона службами. Штаб. Жилые дома для семей офицеров и вольнонаемных с коммунальными квартирами. Общежитие для холостяков. Гостиница для командированных, в какой вечно не хватало мест. Небольшой клуб. Магазинчик.

Самой приметной особенностью этого затерявшегося в лесной чащобе гарнизона являлась его вещественная база, рассчитанная на Между нами, конструкторами 6 глава ведение научных и испытательных работ. Для той поры она была довольно современной, оборудована всем нужным для проведения тестов и испытаний. В маленький мастерской находились разные станки, сварочные аппараты, «термичка» для закаливания деталей, слесарный цех.

Тесты образцов орудия проводились на так именуемых направлениях, представлявших собой километровые просеки в лесу, расположенные друг от друга Между нами, конструкторами 6 глава на удалении в полкилометра. Сначала каждого направления — маленький домик. В нем располагались оборудование, приборы, нужные для проведения испытаний.

И конечно, наибольшим чудом, считаю, на полигоне был для каждого из нас музей орудия. О нем я уже упоминал в связи с первым своим приездом на полигон. Коллекция его Между нами, конструкторами 6 глава уникальна. Конструктор мог ознакомиться с эталонами начиная с прошедших веков, как с русскими, так и с зарубежными, и со всеми теми изделиями, которые создавались в русское время, испытывались тут, на полигоне. В музее хранились и отчеты по испытывавшимся образчикам, и мы имели возможность, изучая их, выяснить, какими плюсами и недочетами Между нами, конструкторами 6 глава обладала та либо другая конструкция.

По существу, полигон являлся лабораторией передового опыта. На его базе проходили проверку самые достойные внимания идеи, рождавшиеся в среде конструкторов-оружейников. Где бы ни трудились наши выдающиеся разработчики орудия — В. Г. Федоров, В. А. Дегтярев, Ф. В. Токарев, С. Г. Симонов, Г Между нами, конструкторами 6 глава. С. Шпагин, проектируя и воплощая в металл свои новые эталоны, они обязательно приезжали на полигон, чтоб при помощи инженеров-испытателей, высококвалифицированных профессионалов других служб и подразделений удостовериться, на верном ли они стоят пути.

Тут проходили службу, работали люди, обычно, с инженерным образованием, многие из их побывали и ожесточенных боях Между нами, конструкторами 6 глава Величавой Российскей войны, прошли нелегкую войсковую службу. Они-то и были главным богатством полигона, его мозговым центром, его душой.

Полигон — воинская часть. И как положено в армии, во главе ее стоял командир, в то время им был генерал-майор инженерно-технической службы И. И. Бульба, выпускник артиллерийской академии 1934 года. Сначала, приезжая Между нами, конструкторами 6 глава на тесты собственных первых образцов, я никак не мог привыкнуть к серьезному генеральскому виду Ивана Ивановича и обычно, заметив, что он идет навстречу, старался уйти в сторону, не попадаться ему на глаза. Видно, Бульба поймал «маневры», проделываемые мной не один раз, и, как мне помнится, во время испытаний самозарядного карабина Между нами, конструкторами 6 глава, приехав на направление, взял меня под руку и, отведя в сторону от домика, спросил:

— Что все-таки ты, старший сержант, чураешься генерала? Негоже так поступать фронтовику-танкисту.

Пожурив по-отцовски, Иван Иванович предложил, не смущаясь, если возникнут какие-то вопросы, требующие безотложного решения, обращаться конкретно к Между нами, конструкторами 6 глава нему. Он ценил людей, и ему платили обоюдным почтением. Бульба высоко ставил труд конструкторов, понимая, как принципиальна их деятельность для увеличения боевой готовности частей.

Как-то летом 1944 года на полигон посадилась презентабельная «бригада» конструкторов. Тогда как раз начинались тесты разных типов автоматического стрелкового орудия под патрон эталона 1943 года. Представили свои изделия Между нами, конструкторами 6 глава В. А. Дегтярев, С. Г. Симонов, Г. С. Шпагин, А. И. Судаев, конструкторы из полигонного КБ, приехал один из создателей нового патрона — Н. М. Елизаров. Прибыл поглядеть принципно новые эталоны в работе и теоретик оружейного дела генерал-майор инженерно-технической службы В. Г. Федоров, стоявший, как понятно, у истоков рождения Между нами, конструкторами 6 глава автоматического орудия и ставший первым разработчиком автомата.

Когда тесты подошли к концу и были подведены их подготовительные итоги, генерал Бульба предложил:

— А что, если нам сфотографироваться на память? Возражений нет?

Все заулыбались, дружно зашумели. Иван Иванович распорядился принести табуретки. Пригласили на съемку полигонного фотолюбителя. Снимок на 1-ый Между нами, конструкторами 6 глава взор вышел обыденный: впереди посиживают начальник полигона и конструкторы, а сзади — группа служащих разных служб.

Утомленно глядит в объектив С. Г. Симонов, прочно сжав пальцами правой руки ладонь левой. Как обычно, малость вздернул подбородок Г. С. Шпагин. Спокоен В. А. Дегтярев. К его плечу чуток склонился В. Г. Федоров, как будто Между нами, конструкторами 6 глава старенькый учитель, опирающийся на надежное плечо уже немолодого ученика. Рядом с Владимиром Григорьевичем — А. И. Судаев, вялый после работы в блокадном Ленинграде, с заострившимся от недосыпания лицом. В то время он торопился представить на эти тесты собственный эталон автомата.

Я именовал бы этот снимок историческим. Ведь в тот Между нами, конструкторами 6 глава, предпоследний, год войны конструкторы и работники полигона, запечатленные на фото, испытывая эталоны под новый патрон, по существу, определяли стратегию развития автоматического стрелкового орудия на многие десятилетия вперед. После тех, официальных, конкурсных испытаний в конструировании орудия произойдет новый высококачественный прорыв по всем характеристикам. В разработку новых образцов на Между нами, конструкторами 6 глава отменно другой базе включится много юных конструкторов. Свое веское слово произнесут и разработчики орудия старшего поколения.

Много представителей того и другого поколения служило в те годы конкретно в КБ полигона, которое возглавлял полковник В. Ф. Кузмищев. В большинстве собственном это были выпускники Артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского. Многих из их Между нами, конструкторами 6 глава мне довелось близко знать, со многими соперничать при проектировании и разработке новых образцов. У конструкторов-оружейников полигона были своя, не схожая на другие, школа, свои традиции, отмеченные высочайшим профессионализмом, необычным инженерным мышлением, отточенной культурой проектирования.

И первым посреди таких разработчиков орудия я именовал бы Н. В. Рукавишникова, сдержанного Между нами, конструкторами 6 глава в манерах, немногословного в дискуссиях человека. По стажу конструкторской работы в КБ полигона он да еще, пожалуй, В. Ф. Кузмищев являлись для нас, юных разработчиков орудия, реальными ветеранами. Николай Васильевич готовил проекты собственных будущих образцов такими, что просто залюбуешься. Чистота линий, выверенность расчетов, весомая аргументация.

В конкурсах проектов он Между нами, конструкторами 6 глава, обычно, занимал призовые места. Так было и в процессе соревнования по проектрованию автомата под патрон эталона 1943 года. Проекту Н. В. Рукавишникова посреди конструкторов, трудившихся в КБ полигона и представлявших свои работы на конкурс, присудили 1-ое место, мой был вторым, третье место занял проект юного конструктора К. А. Барышева Между нами, конструкторами 6 глава, незадолго ранее прибывшего на полигон на должность инженера-испытателя после окончания артиллерийской академии и скоро включенного в состав конструкторского бюро.

Очередной конструктор участвовал в состязании на создание автомата от полигонного КБ, как говорится, вне конкурса. Им был Алексей Иванович Судаев. Его эталон к тому времени прошел несколько циклов испытаний, включая и войсковые Между нами, конструкторами 6 глава, зачем была выпущена опытнейшая партия автоматов его конструкции. Но требовались еще большие доработки этой конструкции. Предполагалось, что влючение в конкурс нас и разработчиков орудия из других КБ вдохнет в состязание подлинно соревновательный дух. Но как раз в тот год, когда соревнование вышло на новый виток, Алексея Между нами, конструкторами 6 глава Ивановича не стало...

Так что нам троим, Н. В. Рукавишникову, К. А. Барышеву и мне, предстояло после утверждения наших проектов, образно говоря, поднять стяг, выпавший из рук Судаева, поддержать честь и продолжить традиции конструкторского бюро полигона.

Самый опытнейший посреди нас — инженер-полковник Н. В. Рукавишников. Его конструкторская биография брала начало с Между нами, конструкторами 6 глава конца 20-х годов. Тогда он вместе с конструкторами В. А. Дегтяревым и И. И. Безруковым принял роль в разработке спаренной установки пулеметов ДА (Дегтярева авиационный). Ими был спроектирован станок, внесены конструктивные конфигурации в пулеметы, вызванные критериями их спаривания и эксплуатации в боевых критериях, разработана система крепления.

Еще до Между нами, конструкторами 6 глава войны, в 1938 году, Николай Васильевич включился в объявленный Наркоматами обороны и оборонной индустрии конкурс на разработку самозарядной винтовки, участвовал в конкурсных испытаниях, в каких представляли свои системы Ф. В. Токарев и С. Г. Симонов.

Значителен вклад Рукавишникова в создание огневых средств для противотанковой борьбы. В связи с возникновением в армиях Между нами, конструкторами 6 глава возможного противника больших подвижных соединений, снаряженных легкими быстроходными танками, Артиллерийский комитет ГАУ стал настаивать на скорейшем принятии на вооружение противотанковых ружей. В 1939 году Н. В. Рукавишников вместе с конструкторами Б. Г. Шпитальным и С. В. Владимировым разработал противотанковое ружье под 14,5-мм патрон с пулей Б-32 в согласовании с Между нами, конструкторами 6 глава новыми тактико-техническими требованиями. В итоге полигонных испытаний наилучшим было признано противотанковое самозарядное ружье системы Рукавишникова, и скоро постановлением Комитета Обороны при СНК СССР его ввели на вооружение РККА. Наркому вооружения предлагалось уже в будущем году довести выпуск таких ружей до пятнадцати тыщ штук.

Рукавишников продолжал улучшать систему, устраняя недочеты Между нами, конструкторами 6 глава, выявленные в процессе последующих испытаний эталона. Но массовый выпуск ружей так и не был осуществлен. Возобладало неверное мировоззрение, что танки противника будут иметь сильную броню, против которой противотанковые ружья ничего сделать не сумеют, да, дескать, и Красноватая Армия довольно насыщена артиллерией для угнетения танков противника.

Словом, судьба Между нами, конструкторами 6 глава противотанкового ружья системы Рукавишникова повторила, по существу, в предвоенные годы судьбу пистолета-пулемета системы Дегтярева. Только судьба ружья была, пожалуй, печальнее судьбы ППД. Если дегтяревский пистолет-пулемет исходя из опыта советско-финляндской войны скоро вновь запустили в серийное создание, то выпуск противотанкового ружья Рукавишникова так и ограничился несколькими штуками Между нами, конструкторами 6 глава. Сколь некомпитентной оказалась в этом плане позиция неких ответственных работников Наркомата обороны, а именно Маршала Русского Союза Г. И. Кулика, показало уже начало Величавой Российскей войны. В войсках для борьбы с танками неприятеля не оказалось в то время так нужных нам противотанковых ружей.

В военные годы Рукавишников продолжал интенсивно трудиться над Между нами, конструкторами 6 глава созданием новых систем стрелкового орудия. Сначала 1942 года Николай Васильевич разработал уникальный вариант однозарядного противотанкового ружья под штатный 12,7-мм патрон. Оно прибыльно отличалось от других образцов подобного типа по массе, габаритам, дешевизне и быстроте производства, удобству и надежности в работе. Ружье не пошло в серийное создание из-за Между нами, конструкторами 6 глава того, что, имея наименьший калибр, уступало системам Дегтярева и Симонова по бронепробиваемости.

В том же году Рукавишников включился в конкурс по созданию пистолета-пулемета, более надежного в всех критериях эксплуатации, комфортного в боевом применении, с легкосменяемым магазином, более легкого и обычного в изготовлении, чем штатный эталон ППШ, и не Между нами, конструкторами 6 глава уступающего ему в боевых качествах. Николай Васильевич тогда вместе с Дегтяревым, Шпагиным, Судаевым, Коровиным представил более увлекательный проект.

Уникальные конструктивные планы отличали и разработчика орудия И. И. Ракова, входившего в полигонную конструкторскую команду. Больших фурроров он достигнул в проектировании и разработке личного орудия нападения и защиты — пистолета. Помню, когда доводилось входить Между нами, конструкторами 6 глава в кабинет, где работал Иван Ильич, он здесь же закрывал лежащие перед ним на столе чертежи белоснежными листами бумаги. В раскрытии собственных мыслях всегда проявлял осторожность, чтоб соперники не могли выяснить, какой путь в разработке эталона им принят, что уже реально изготовлено.

В особенности удачно показал себя Между нами, конструкторами 6 глава Иван Ильич в конкурсе на проектирование и изготовка пистолета нового эталона — 7,62-мм самозарядного пистолета, принятого в 1938 году взамен ТТ. Соперничал он с такими известными конструкторами-оружейниками, как С. А. Коровин, П. В. Воеводин, Ф. В. Токарев, чьи эталоны уже зарекомендовали себя в 20-е и 30-е годы. А пистолет ТТ системы Токарева состоял Между нами, конструкторами 6 глава тогда на вооружении.

Более удачным после полигонных испытаний был признан эталон системы Ракова и в числе других рекомендован для доработки. После повторных испытаний на основании приобретенных результатов пистолет конструктора Ракова представили к первой премии и рекомендовали и серийному выпуску.

Но так вышло, что в судьбу эталона вмешался К. Е Между нами, конструкторами 6 глава. Ворошилов. После личного опробования пистолета он волевым решением отменил эту рекомендацию и отдал указание на предстоящее усовершенствование всех представлявшихся на конкурс изделий. Пошли доработки и тесты, затянувшие принятие нового пистолета на вооружение на два года. А начавшаяся Величавая Российская война вообщем помешала этому, поставив на повестку Между нами, конструкторами 6 глава денька перед оружейниками другие задачки.

И только в 1945 году, на базе опыта боевого внедрения личного орудия в боях войны, был снова объявлен конкурс на разработку нового пистолета взамен ТТ. Раков вновь в него включился вкупе со своими довоенными конкурентами Токаревым, Коровиным, Воеводиным. Появились и новые, более юные соперники: Н. Ф. Макаров Между нами, конструкторами 6 глава, К. А. Барышев и другие.

Один из юных конструкторов и выиграл в соревновании на наилучший эталон. Это был Николай Федорович Макаров, чей 9-мм пистолет показал в процессе полигонных испытаний очень отличные результаты, имел по сопоставлению с конкурирующими эталонами, и тем паче с ТТ, наименьшие размеры и массу Между нами, конструкторами 6 глава, наличие самовзводного ударно-спускового механизма, что позволяло стремительно открывать огнь и вести его с большой скорострельностью. Простота устройства, удобство в эксплуатации, легкая и стремительная разборка и сборка без внедрения какого-нибудь инструмента — все это отдало возможность конструктору первенствовать в состязании с именитыми разработчиками орудия.

Я познакомился с Н. Ф. Макаровым во 2-ой Между нами, конструкторами 6 глава половине 40-х годов, когда он приезжал на полигонные тесты. До выхода в самостоятельное конструкторское «плавание» Николай Федорович прошел лучшую школу разработки образцов под управлением Г. С. Шпагина на одном из оборонных заводов, перейдя позднее на работу в конструкторское бюро. Поближе мы узнали друг дружку в 70-е годы Между нами, конструкторами 6 глава, не раз встречались, бывая совместно в гостях у слушателей, педагогов и командиров курсов «Выстрел».

Так что у Ракова и Барышева, работавших в КБ полигона, оказался очень сильный соперник. Уступили они в соревновательной борьбе достойному конкуренту, смогшему при разработке пистолета затмить другие эталоны по основным характеристикам — надежности, простоте и живучести. В Между нами, конструкторами 6 глава предстоящем Макаров учавствовал в разработке образцов авиационных пушек, был удостоен звания Героя Социалистического Труда, награжден несколькими орденами, стал два раза лауреатом Гос премии СССР.

Иван Ильич Раков продолжал конструировать. В войсках, а именно, отыскала обширное применение разработанная им по уникальной схеме машинка для снаряжения пулеметных лент.

В Между нами, конструкторами 6 глава один из первых собственных приездов на полигон я повстречал в военном городе незнакомого мне сержанта. Зачесанные на прямой пробор волосы. Открытое лицо. Сходу приметил, что побывал он и на фронтовых дорогах. Подумалось тогда: видно, был ранен и сейчас служит в подразделении, обслуживающем полигон.

Через некоторое количество дней я увидел его на направлении Между нами, конструкторами 6 глава, где испытывалось групповое орудие — пулеметы. Спросил у 1-го из испытателей:

— А что тут делает этот сержант?

— А что на полигоне делаешь ты? — рассмеялся испытатель, ответив вопросом на вопрос.

— Как что, эталон испытываю, — не сходу выудил я юмора в словах офицера.

— Итак вот, и Коля Афанасьев этим же занимается Между нами, конструкторами 6 глава — собственный эталон испытывает.

Здесь я внезапно услышал гулкий глас самого Афанасьева, как-то не вязавшийся с его достаточно впечатляющей фигурой.

— Товарищ капитан, давайте поработаем с пулеметом еще мало. Нужно же узнать, почему вдруг стала появляться задержка.

— Давай поработаем, пока сигнал «отбой» не дали, — согласился испытатель.

Скоро я убыл на Между нами, конструкторами 6 глава направление, где шли тесты личного орудия. Вечерком ворачивался в штаб вкупе со знакомым уже мне испытателем. Вновь зашел разговор об Афанасьеве.


mezhdugorodnij-avtobus-s-passazhirami-zadimilsya-na-trasse-vladivostok-habarovsk-informacionnoe-agentstvo-primamedia-17122011.html
mezhdunar-strahovoj-biznes-otdelnie-vidi-strahovaniya-vnesheekonomich-deyat-ti-13-glava.html
mezhdunar-strahovoj-biznes-otdelnie-vidi-strahovaniya-vnesheekonomich-deyat-ti-5-glava.html