Между нами, конструкторами 2 глава

— Прописываю вам постельный режим на трое суток как минимум, если желаете выйти к нашим окрепшими и еще повоевать. Ну а сейчас извольте в «палату», — и проводил нас на сеновал.

Фельдшер входил к нам только поздно вечерком. Приносил пищу, информировал об обстановке в селе. На третьи день под покровом ночи он Между нами, конструкторами 2 глава вывел нас за околицу, пожелал хорошего пути и возвращения в родные части. Так мы расстались с человеком, на самом деле дела не много знакомым, но близким нам по духу, вере в победу. Он сделал все, что мог, чтоб мы возвратились в строй.

Не буду обрисовывать лишения, выпавшие на нашу долю Между нами, конструкторами 2 глава, пока мы добирались до собственных. Забота, чудесные руки сельского доктора Николая Ивановича сделали главное — посодействовали нам с лейтенантом выдержать путь до конца. Неподалеку от городка Трубчевска, практически валясь с ног от вялости, мы вышли к одной из наших частей. Какое же это было счастье — вновь оказаться посреди таких же Между нами, конструкторами 2 глава, как ты, русских бойцов!

После недолгой соответственной проверки меня с лейтенантом здесь же выслали в лазарет, а шофера Колю зачислили в часть. Расставались мы с ним со слезами на очах. Пережитое нами за семь суток по-настоящему сблизило нас. Не знаю, как сложилась судьба этих 2-ух сильных Между нами, конструкторами 2 глава духом людей. Может, погибли в боях за Родину, может, дошли до Берлина, стали очевидцами салюта Победы. Я же в собственном сердечко храню тепло их товарищеского роли, надежного плеча.

Не задумывался только, что мое ранение, контузия выведут меня из строя на длительное время. Доктор после еще одного осмотра обычно качал головой Между нами, конструкторами 2 глава и произносил:

— Как вас угораздило так запустить рану? Придется вам, юноша, задержаться для исцеления.

В лазарете я вроде бы поновой переживал все, что вышло за месяцы роли в боях. Вновь и вновь ворачивался к катастрофическим денькам выхода из окружения. Перед очами вставали погибшие товарищи. Ночкой, во сне, часто Между нами, конструкторами 2 глава чудились автоматные очереди, и я пробуждался. В палате была тишь, прерываемая только стонами покалеченых. Лежал с открытыми очами и задумывался: почему у нас в армии так не много автоматического орудия, легкого, скорострельного, неотказного?

Хотя нам, танкистам, не полагалось иметь на вооружении личного состава ППД (7,62-мм пистолет-пулемет системы Дегтярева Между нами, конструкторами 2 глава), держать его в руках, разбирать и собирать мне доводилось. Знал я и о том, что пистолет-пулемет системы Дегтярева обширно и удачно применялся в период советско-финляндской войны. По эффективности огня в ближнем бою его тяжело было сопоставить с какими-то другими эталонами орудия. Он успешно соединял внутри себя Между нами, конструкторами 2 глава легкость и портативность с непрерывностью пулеметного огня, что и обусловило его наименование.

Выдающийся российский и русский оружейник В. Г. Федоров в книжке «Эволюция стрелкового оружия» в 1939 году писал:

«Пистолеты-пулеметы являются орудием сравнимо юным, выдвинутым опытом мировой войны, при этом еще по сей день не всюду усвоена идея о той Между нами, конструкторами 2 глава огромной будущности, какую с течением времени будет иметь это очень массивное, сравнимо легкое и в то же время обычное по собственной конструкции орудие при условии его неких усовершенствований... В пистолетах-пулеметах искрометно разрешена задачка дать пулеметный огнь при боевых столкновениях на близких расстояниях, когда в более сильных винтовочных Между нами, конструкторами 2 глава патронах нет никакой необходимости...»

Генералу В. Г. Федорову было надо владеть известной смелостью, чтоб в то время опубликовать эти строчки. Мне, красноармейцу, конечно неизвестно было тогда, какая борьба шла на верхних «этажах» нашего военного управления за признание пистолета-пулемета, за его будущее. Ведь посреди его врагов находился таковой в Между нами, конструкторами 2 глава те годы влиятельный человек, как заместитель наркома обороны Г. И. Кулик, возглавлявший до войны Главное артиллерийское управление, конкретно ведавшее вопросами разработки современного вооружения и техники и оснащения ими Красноватой Армии.

Откуда я, раненый боец, мог знать, что в феврале 1939 года пистолет-пулемет системы Дегтярева вообщем был снят с производства Между нами, конструкторами 2 глава и вооружения, изъят из войск и сдан на хранение на склады? Уже позднее, из книжки известного авиаконструктора А. С. Яковлева «Цель жизни», я вызнал, как остро ставился вопрос о судьбе пистолета-пулемета, какую инертность, а то и просто негативное отношение к нему проявляли некие руководящие работники Наркомата обороны.

Когда сняли с Между нами, конструкторами 2 глава вооружения пистолет-пулемет Дегтярева, Красноватая Армия осталась не только лишь без этого принципиального вида орудия да и лишилась способности ознакомления с ним, исследования его тактических черт, параметров, особенностей внедрения в бою. И все-же за то, чтоб пистолеты-пулеметы заняли достойное место в системе вооружения войск, продолжали биться, невзирая Между нами, конструкторами 2 глава ни на что, конструкторы В. Г. Федоров, В. А. Дегтярев, Г. С. Шпагин. Пристально следя за развитием зарубежной техники, они отлично знали, что на вооружение зарубежных армий, в особенности немецко-фашистской Германии, больше поступает пистолетов-пулеметов, совершенного автоматического орудия. Отставать нам было нельзя. Конструкторы поочередно и принципно отстаивали свои убеждения Между нами, конструкторами 2 глава. А именно, В. А. Дегтярев обратился в Наркоматы вооружения и обороны, настаивая на возобновлении производства ППД и наращивании мощностей его производства.

Совсем решила судьбу пистолета-пулемета начавшаяся советско-финляндская война. Оказалось, что в критериях лесистой и пересеченной местности пистолет-пулемет — довольно массивное и действенное огневое средство близкого Между нами, конструкторами 2 глава боя. К тому же противник, используя находившийся у него на вооружении пистолет-пулемет «Суоми», наносил осязаемый урон русским подразделениям в ближнем бою, в особенности при действиях на лыжах. В конце 1939 года по указанию Головного военного совета началось развертывание массового производства ППД, а 6 января 1940 года Комитет Обороны принял постановление о принятии его Между нами, конструкторами 2 глава на вооружение РККА.

В. А. Дегтярев заносит в свою систему ряд разных конструктивных доработок, чтоб очень уменьшить время, нужное для производства ППД в промышленных критериях. Не стану их перечислять. Скажу только, что он стал технологичнее в изготовлении, проще, легче. Возросла и скорострельность ППД за счет сотворения Между нами, конструкторами 2 глава магазина большей емкости.

Опыт внедрения ППД в боях на Карельском перешейке отдал хороший результат. Сходу несколько конструкторов приступили тогда к созданию собственных образцов, посреди их Жора Семенович Шпагин, профессиональный ученик и соратник В. Г. Федорова и В. А. Дегтярева.

«С самого начала, — вспоминал он позднее, — я поставил впереди себя цель, чтоб новое Между нами, конструкторами 2 глава автоматическое орудие было максимально обычным и легким в производстве. Если по-настоящему вооружать гигантскую Красноватую Армию автоматами, поразмыслил я, и попробовать это сделать на базе принятой ранее сложной и трудозатратной технологии, то какой несусветный парк станков нужно загрузить, какую гигантскую массу людей нужно поставить к этим станкам Между нами, конструкторами 2 глава. Так я пришел к мысли о штампосварной конструкции. Нужно сказать правду, даже знатоки оружейного производства не верили в возможность сотворения штампосварного автомата... Но я был убежден, что идея моя правильная».

При наших встречах уже в послевоенное время Жора Семенович не раз гласил, как пришлось ему спешить с созданием ППШ в остром Между нами, конструкторами 2 глава, бескомпромиссном соревновании с другими конструкторами, а именно с Б. Г. Шпитальным. И вот через полгода после начала работы конструктора пистолет-пулемет был подвергнут широким заводским испытаниям, а еще через два месяцы — полигонным. 21 декабря 1940 года появилось постановление Комитета Обороны о принятии на вооружение Красноватой Армии пистолета-пулемета Шпагина (ППШ). Но Между нами, конструкторами 2 глава родился он всего за полгода до начала войны.

Вот почему в первых боях с немецко-фашистскими захватчиками войска Красноватой Армии испытывали острый недочет в пистолетах-пулеметах. Но мне, рядовому бойцу, как и многим другим бойцам Величавой Российскей, тогда конечно все это было непонятно. Я задумывался, что у нас Между нами, конструкторами 2 глава, не считая В. А. Дегтярева, просто не нашлось конструктора, который сделал бы пистолет-пулемет легким по весу, маленьким по габаритам, надежным, неотказным в работе. Кстати, и ППД мне казался все-же дальним от совершенства.

Обо всем этом размышлял, просыпаясь ночами, пытаясь представить: а какой бы я сам сделал пистолет-пулемет Между нами, конструкторами 2 глава? Днем вытаскивал из тумбочки тетрадку, делал эскизы, чертежи. Позже не один раз, их переделывал. Я захворал по-настоящему мыслью сотворения автоматического орудия, зажегся ею. Идея о разработке собственного эталона преследовала меня неотвязно.

Но повсевременно ощущал, как мне не хватает познаний. Осознавал: если при изобретении и разработке счетчика моторесурса Между нами, конструкторами 2 глава мне было довольно природной интуиции, познаний, приобретенных за девять лет учебы в школе, опыта, обретенного за время службы в армии механиком-водителем, то создание орудия добивалось познаний намного больше. Так где же их взять, если прикован к госпитальной палате, если ноющая, томная боль заполняет плечо и все тело Между нами, конструкторами 2 глава и не дает ни читать, ни писать? Охото только убаюкивать немеющую руку.

И все-же старался пересилить себя. В лазарете была хорошая библиотека. Там отыскал несколько увлекательных книжек. Посреди их два тома «Эволюции стрелкового оружия» доктора оружейника В. Г. Федорова, изданных Артиллерийской академией, наставления по трехлинейной винтовке, ручному пулемету Дегтярева, револьверу Между нами, конструкторами 2 глава наган. Читал, сопоставлял, анализировал, чертил.

В палате у нас лежали и танкисты, и пехотинцы, и артиллеристы, и саперы. Часто вспыхивали споры о преимуществах и недочетах, сильных и слабеньких сторонах того либо другого вида орудия. Участвовал в этих спорах я не достаточно, но определенное воспоминание от их оставалось Между нами, конструкторами 2 глава. С особым энтузиазмом слушал тех, кто сам прогуливался с пистолетом-пулеметом в атаку, сдерживал гневный напор неприятеля на собственный окоп. Они убедительнее всего могли поведать, каково оно, это автоматическое орудие, в действии, в ближнем бою. В моей священной тетрадке после таких споров появлялись новые эскизы. Размышляя о содействии Между нами, конструкторами 2 глава частей орудия, вновь обращался к книжкам, наставлениям. Составил себе сводную таблицу разных образцов автоматического орудия, проследил историю их возникновения и сотворения, сравнил тактико-технические свойства.

И здесь мне очень посодействовал почти во всем разобраться лейтенант-десантник, до войны работавший в каком-то научно-исследовательском институте. Обычно неразговорчивый, изредка вступавший в споры, он Между нами, конструкторами 2 глава все же пристально вслушивался в жаркие, иногда вспыльчивые слова покалеченых. Врубался в разговор только тогда, когда очень разгорались страсти.

— По правде говоря, считаю, в пистолете-пулемете — вся сила пехотинца, с ним в бою надежнее себя ощущаешь, — произнес как-то лазутчик с примыкающей кровати.

— Тоже мне сила — этот твой Между нами, конструкторами 2 глава пистолет-пулемет. Возьми прицельную дальность стрельбы. Разве с винтовкой может сравниться? Мосинская-то, к примеру, до 2-ух тыщ берет, а самозарядка токаревская — до полутора. Ну а ППД? До пятисот метров чуть дотягивает, — кипятился сапер, лежавший у окна.

— Эх ты, мотыль саперный, — досадливо произнес лазутчик. — Знал бы ты, как Между нами, конструкторами 2 глава нас в финскую из собственных «Суоми» финны в ближнем бою косили. Затаятся в лесу, засядут на деревьях, подпустят ближе — и очередями. Что здесь сделаешь со собственной винтовкой. Один-два выстрела, а тебя в это время автоматическим огнем и польют.

— Так разворотливей нужно быть, — не отступал от собственного сапер.

— Я Между нами, конструкторами 2 глава желал бы поглядеть, как ты развернешься меж деревьями либо в окопе с орудием, которое вкупе со штыком более полутора метров длины имеет. Тебя уже к этому моменту пару раз очередью прошьют. Какое облегчение настало, когда у нас в части стали подменять винтовки на дегтяревские ППД. Первыми владельцами их Между нами, конструкторами 2 глава лазутчики стали. Уж вот тут-то мы финнам и проявили кузькину мама. Против ихнего «Суоми» наше орудие куда как лучше по всем статьям.

— А маленькая прицельная дальность, а нехорошая кучность боя — ты об этом-то запамятовал снова, — не унимался сапер. У него, видно, в крови посиживало — противоречить, свое обосновывать, наперекор Между нами, конструкторами 2 глава суждению другого идти.

— А вы понимаете, что означает в переводе с латинского слово «автомат»? — негромко проговорил лейтенант. Все замолчали, ждя продолжения фразы. — Сам действует. Надавил — и работает, пока не остановишь. Итак вот, основное достоинство пистолета-пулемета в том, что он действует в автоматическом режиме, у него высочайший темп Между нами, конструкторами 2 глава стрельбы, он легок и комфортен в воззвании. Думаю, что за таким скорострельным автоматическим орудием — будущее.

— И что, вправду наше орудие лучше, чем у противника? Как здесь сопоставить, если в частях в большинстве собственном винтовки? — спросил артиллерист, до того не принимавший роли в общении,

— Сопоставить можно исключительно в бою. Но сможете поверить Между нами, конструкторами 2 глава на слово, наши ППД и пистолет-пулемет системы Шпагина (ППШ) внушительно превосходят автоматическое орудие противника. Перед тем как меня ранило, я сменил ППД на ППШ. Отлично знаю плюсы и того и другого. Прав лазутчик — чем больше у нас будет в войсках автоматического орудия, тем меньше мы сами станем нести утрат Между нами, конструкторами 2 глава.

Лейтенант протянул руку к моей кровати, взял с одеяла листочек бумаги, на котором я делал очередной рисунок, карандаш и стал что-то стремительно писать.

— Сопоставить желаю. Мне ведь довелось держать в руках и финский пистолет-пулемет «Суоми» М-31, и германский МП-38, почему-либо именуемый у нас Между нами, конструкторами 2 глава «шмайсером». К вашему сведению, конструктор Шмайсер к этому эталону дела не имеет. МП-38, как и его собрат МП-40, сотворен компанией «Эрма» и сначало предназначался для парашютистов.

Чувствовалось, что десантник отлично знал системы стрелкового орудия, был довольно ознакомлен в истории их сотворения. Все в палате с энтузиазмом слушали лейтенанта.

— Итак вот, дегтяревский пистолет Между нами, конструкторами 2 глава-пулемет, как и шпагинский, практически на два килограмма легче, практически на 100 мм короче, чем «Суоми». А это важно, как осознаете. Еще выше у наших пистолетов-пулеметов и боевые характеристики. Из МП-38, к примеру, огнь можно вести только непрерывный, а у наших образцов есть переводчик на одиночную стрельбу. Поглядите Между нами, конструкторами 2 глава, я здесь небольшую сравнительную табличку накидал на бумаге для наглядности.

Листочек пошел по рукам. В особенности пристально рассматривал колонки цифр сапер, то и дело покачивая головой, как будто не веря своим очам. Его, видимо, заинтересовали слова, аргументы лейтенанта-десантника, и он недоверчиво поинтересовался:

— Так, означает, мы еще Между нами, конструкторами 2 глава до войны впереди наших врагов шагали в разработке автоматов различных? Тогда появляется вопрос: почему их настолько не много в наших частях оказалось, может, вредительство какое тому причина?

— Впереди зарубежных конструкторов мы шли — это точно. А что касается вопроса «Почему не много автоматического орудия в войсках?» — совершенно точно здесь и Между нами, конструкторами 2 глава не ответишь. Мое мировоззрение, к примеру, такое: в царское время те, кто был облечен властью, не очень верили в творческий потенциал российских конструкторов, в будущее этого орудия, зарубежные эталоны казались им лучше. В наше, русское, время, считаю, недооценили работу таких конструкторов, как Федоров, Дегтярев, Симонов, их поиск в разработке Между нами, конструкторами 2 глава систем автоматического орудия.

Слушая лейтенанта, мы как-то запамятовали даже и о собственных ранениях. Его суждения, выводы были для нас типичным откровением. Мы больше убеждались: он вправду знал много увлекательных и внезапных вещей, этот размеренный, не очень разговорчивый десантник, которому в бою прочно искалечило бедро. Никто не слышал от Между нами, конструкторами 2 глава него ни стона, ни жалобы на боль. А мучился он не меньше каждого из нас. В нашей палате все были с томными ранениями.

— Вы, наверняка, понимаете и о кузнеце Рощепее? — неуверенно спросил я.

Листая взятые в библиотеке книжки, я повстречал упоминание об этом человеке, и на данный момент мне хотелось подробнее выяснить Между нами, конструкторами 2 глава, как сложилась судьба профессионального самородка-изобретателя.

— Рядовой российской армии, полковой кузнец оружейно-ремонтной мастерской Рощепей — явление посреди оружейников, скажу вам, необычное, — начал собственный рассказ десантник. — Будучи бойцом, сначала XX века он сконструировал первую из собственных автоматических винтовок. При всем этом кузнец произнес в конструировании свое слово, особенностью эталона стал Между нами, конструкторами 2 глава принцип недвижного ствола и свободного затвора, открывающегося с замедлением...

— И что все-таки позже стало с этой винтовкой? — пользовался паузой сапер.

— Грустна ее судьба, к огорчению. Высшие военные круги отнеслись с недоверием к этому оружию, не поддержали изобретателя и расценили его поиск как ненадобную затею. Больше того, неверие Между нами, конструкторами 2 глава в талант солдата-конструктора, неприятие автоматического орудия, нерасторопность при принятии его на вооружение армии обернулись тем, что конструкторскими находками Рощепея скоро пользовались в других странах. Принцип свободного затвора стал предметом подражания, отыскал свое применение в пулемете Шварцлозе в Австрии, в автоматической винтовке янки Педерсена, спроектированных под более массивные патроны.

Так Между нами, конструкторами 2 глава беседа об оружии переросла в интересный рассказ о его истории. Лейтенант в процессе ее посвящал нас все в новые и новые, неведомые нам, факты. Узнали мы и о работе оружейника В. Г. Федорова над автоматической винтовкой под штатный патрон калибра 7,62 мм. Примечательна она была тем, что результаты проведенных Между нами, конструкторами 2 глава испытаний поставили эту винтовку на 1-ое место посреди всех испытывавшихся ранее систем, в том числе и зарубежных, а создатель эталона был удостоен Большой Михайловской премии и избран членом Артиллерийского комитета. Оказалось, что еще перед первой мировой войной В. Г. Федоров начал работу над созданием принципно нового промежного орудия — меж винтовкой Между нами, конструкторами 2 глава и пулеметом, дав ему заглавие «автомат». Правда, как и винтовка П. У. Рощепея, это орудие не отыскало у военных поддержки. В 1916 году им была вооружена всего только одна рота...

— А кто же сделал 1-ый русский пистолет-пулемет? — вернул нас к началу разговора артиллерист.

— Создателем его стал наш Между нами, конструкторами 2 глава славный конструктор-оружейник Федор Васильевич Токарев. В конце 20-х годов он сделал опытнейший эталон. А начинал Токарев свою трудовую биографию учеником в учебно-слесарной мастерской.

— Так ведь и Дегтярев из рабочих, одиннадцати лет работать пошел на Тульский оружейный завод, — подал глас сапер. — Помню, перед войной читал его биографию, опубликованною в Между нами, конструкторами 2 глава газете, когда Дегтярев стал Героем Социалистического Труда и получил медаль «Серп и Молот» под номером два.

— И не только лишь Токарев и Дегтярев прошли полный курс рабочих институтов. — Лейтенант, взявшись руками за спинку кровати, подтянул себя повыше, стараясь избрать более комфортное положение, чтоб дать отдохнуть вялому от долгого лежания телу Между нами, конструкторами 2 глава. — А возьмите Симонова. Был и учеником кузнеца, и слесарем, и мастером. Таковой же путь прошел Шпагин. Так что по-настоящему творческий потенциал всех этих конструкторов открылся, проявился в полную силу только после Величавой Октябрьской социалистической революции. Можно смело сказать — конкретно русский публичный строй открыл перед ними Между нами, конструкторами 2 глава неистощимые способности воплощения загаданного в жизнь во имя защиты завоеваний Октября.

Мне на данный момент представляется, что лейтенант-десантник был для нас в те деньки подобно комиссару, с которым повстречался Алексей Маресьев в пору, когда ему хотелось уйти из жизни. Малоречивый, лейтенант находил самые нужные слова для каждого из Между нами, конструкторами 2 глава нас, умел усилить беседу политическими мотивами. В нем была какая-то внутренняя сила, убежденность. Нескончаемо жалко, что в памяти не осталась его фамилия. Мы больше звали друг дружку по именам либо по принадлежности к роду войск: сапер, артиллерист, танкист, десантник.

— Скажите, а я смогу в одиночку сделать пистолет-пулемет? Есть Между нами, конструкторами 2 глава у меня такая задумка — испытать сделать орудие своей конструкции, — поделился я собственной заветной мечтой с лейтенантом. Показал ему свои эскизы в блокноте.

Лейтенант не усмехнулся, не стал иронизировать, а особо серьезно произнес:

— В одиночку тяжело что-либо путевое сделать, без помощников при изготовлении изделия все равно не обойтись. А вот Между нами, конструкторами 2 глава создать без помощи других свою конструкцию — можно. Здесь для тебя пример неплохой — Токарев. Его пистолет-пулемет, его самозарядная винтовка СВТ, его пистолет ТТ — любая конструкция — плод самостоятельной самоотверженной работы.

Лейтенант взял мой блокнот, пристально просмотрел чертежи.

— А вообще-то, я вынужден огласить, и в оружейном деле пришло время перехода Между нами, конструкторами 2 глава от кустарных способов конструирования к коллективному творчеству. Война вот мешает только. Естественно, такие сильные личности, как Токарев, еще почти все в состоянии сделать без помощи других. Но, полагаю, при повсеместном переходе к автоматическому стрелковому оружию, при всевозрастающем усложнении его производства решающее слово будет за конструкторскими бюро. К твоему Между нами, конструкторами 2 глава сведению, 1-ое в нашей российскей школе оружейников проектно-конструкторское бюро сделал в двадцатые годы Федоров, книжки которого, как я вижу, ты пристально изучаешь.

— И вы понимаете, кто с ним работал? В книжке он об этом ничего не пишет.

— Еще время не пришло для такового рассказа. Но с кем в одной связке Между нами, конструкторами 2 глава работал Федоров, можно отлично проследить по образчикам 20-х годов — ручным пулеметам системы Федорова — Дегтярева, спаренному ручному пулемету системы Федорова — Шпагина и другим конструкциям. Дегтярев, Шпагин и многие другие изобретатели стали и учениками Федорова, и его единомышленниками, войдя в возглавляемое им проектно-конструкторское бюро.

Уже позднее, в 60-е годы, мне Между нами, конструкторами 2 глава пришли на память слова лейтенанта-десантника, вкупе с которым мы размышляли в лазарете о направлениях развития автоматического орудия, о его будущем. Приезжал я тогда в Москву по приглашению Ф. В. Токарева, которому исполнялось 95 лет. Во время нашего разговора о конструкторском житье-бытье Федор Васильевич вспомнил вдруг Между нами, конструкторами 2 глава конкурсные тесты автоматических винтовок дальнего 1928 года.

— Пришлось мне тогда противостоять сплоченной команде изобретателей из Ковровского КБ. Ох и нелегко было. Федоров, Дегтярев, Уразнов и, кажется, еще Кузнецов и Безруков вместе представили сходу три эталона. А у меня — только один. Но какой!

Старейшина нашего конструкторского корпуса оружейников улыбнулся, достаточно пощипал пальцами Между нами, конструкторами 2 глава белоснежную густую щеточку усов.

— Не уступил я тогда ковровцам. Нет, не уступил.

Но это уже позже, в главном в послевоенные годы, судьба сводила меня и с Ф. В. Токаревым, и с В. А. Дегтяревым, и с Г. С. Шпагиным. А пока, примостившись где-нибудь в палате либо в Между нами, конструкторами 2 глава коридоре лазарета, я при помощи карандаша и бумаги в беседах с лейтенантом-десантником разбирал на части известные мне системы наших оружейников, познавал их конструкторское творчество и мышление, пробовал, как было может быть, отыскать некий собственный путь к созданию нового эталона пистолета-пулемета. Того опыта, что черпал из книжек, из дискуссий с лейтенантом Между нами, конструкторами 2 глава, очевидно было недостаточно, хотя и он добавлял познаний. Очень хотелось на практике проверить свои конструкторские планы, выполнить загаданое в металле.

Рана моя заживала медлительно. Рука действовала плохо. Сделав все, что было в их силах, доктора приняли решение из лазарета меня выписать, но выслать долечиваться на несколько Между нами, конструкторами 2 глава месяцев в отпуск по ранению. Признаться, такового я не ждал. Это решение казалось досадным, не отвечающим требованиям военного времени.

Но докторы остались неумолимы: нужно долгое исцеление плеча, восстановление работоспособности руки. Получив отпускной билет, собрал свои нехитрые солдатские манатки, заботливо завернул в газету священную тетрадку со своими записями об оружии, с чертежами и Между нами, конструкторами 2 глава формулами. Уезжал я в отпуск на свою малую родину, в Алтайский край. Провожая меня, лейтенант-десантник прошел совместно со мной до конца коридора на костылях.

— Да ты не тужи, Миша, что на фронт не отпустили. Еще навоюешься. А на данный момент родных повидаешь, ну и чертежи свои проверишь в Между нами, конструкторами 2 глава работе. Может, вправду, чего еще изобретешь, и мы с твоим орудием в руках будем лупить ненавистных фашистов. Помни нашу фронтовую заповедь: одолевает тот, кто меньше себя жалеет да действует с мозгом. Так что не жалей себя в данном деле и с разумом все делай...

Своими словами лейтенант, мой Между нами, конструкторами 2 глава сосед по палате, как будто предназначил мою последующую жизнь. Я ведь вправду в конце концов стал проф конструктором-оружейником.

«Направить по соответствующей дороге»

Какой она стала, моя Курья? Практически 6 лет не был я в родном селе. Оно раскинулось привольно в степи по берегу речушки моего юношества Локтевки. До Между нами, конструкторами 2 глава наиблежайшей жд станции на дороге Барнаул — Семипалатинск, из Алтайского края, в примыкающий Казахстан, — шестьдесят км. Правда, исключительно в семнадцать лет довелось узреть реальный паровоз.

Под стук колес я вспоминал свое детство, отрочество, молодость, нежную, добрую маму, отца в нескончаемых заботах о хлебе насущном. Прокормить было надо, как-никак, семью из девятнадцати Между нами, конструкторами 2 глава человек, в том числе семнадцать деток. Не все выжили. Голод, заболевания, в 20 — 30-е годы косившие многих в Рф, не миновали и нашу семью: нас осталось 6 братьев и две сестры.

Отец мой, Тимофей Александрович, окончил два класса церковноприходской школы; мама, Александра Фроловна, знала грамоту плохо. Но своим проницательным крестьянским Между нами, конструкторами 2 глава сердечком они понимали значение образования для грядущего деток и всячески поощряли наше рвение к учению, книжкам, к работе.

Материнские руки... До сего времени их тепло живет во мне, дает силу, греет. Родился и рос я болезненным ребенком. По-моему, не было ни одной детской заболевания, которая бы не задела меня Между нами, конструкторами 2 глава. Одна из их чуть не привела к смертной черте. Отец говорил, как подносил перышко к моему носу, чтоб найти, теплится ли еще во мне жизнь.

Мама, плача, гладила мою голову. Наверняка, прикосновение ее рук что-то сдвинуло в моем организме с места, сердечко забилось, я застонал. Сосед Между нами, конструкторами 2 глава-плотник, узнав об этом, отшвырнул прочь прутик и ворчливо произнес: — Такая малявка, а туда же, притворяться... Позднее не раз слышал, как мать гласила соседкам, что я в рубахе родился, и почему-либо демонстрировала рукою в сторону висевшей в углу иконы. Я решил, что она хранит кое-где там эту рубаху, и Между нами, конструкторами 2 глава во мне затаилось желание отыскать ее. В один прекрасный момент, когда в доме никого не было, попробовал разобрать икону, где, по моему разумению, лежала необычная обнова, которую от меня в силу каких-либо обстоятельств кропотливо прятали. Рубахи там, естественно, не оказалось, а вот икону значительно подпортил. Мама не на Между нами, конструкторами 2 глава шуточку рассердилась, и меня сердито наказали.

Дорогие моей душе рисунки юношества! Где, как не в долгой дороге, перебирать их вереницу.

В детстве мне очень хотелось научиться бегать на коньках. Всегда с завистью смотрел на ребят, катавшихся на самодельных древесных коньках, подкованных полосой железа либо проволокой. В шестилетнем Между нами, конструкторами 2 глава возрасте пробовал их сделать сам. Посодействовал старший брат. Общими усилиями мы сделали один конек. На 2-ой не хватило у нас средств находящихся под рукой...

Чувствуя себя на седьмом небе от счастья, прикрепив конек веревкой к валенку, ковыляю к реке. По оледенелой горушке делаю попытку скатиться вниз и попадаю Между нами, конструкторами 2 глава прямехонько... в прорубь. Отлично, что на мне была насажена шуба старшего брата. Она и выручила от неисправимых последствий. Распустившись куполом, как будто парашют, удержала на поверхности воды. Мои сверстники на берегу, видевшие все это, подняли вопль, некие из их кинулись в село звать на помощь.

Влажного, закоченевшего, в избе меня Между нами, конструкторами 2 глава раздели догола и положили на печь, где сушился овес. Его духмяное тепло выручило от жесточайшей простуды. Я пропотел так, что, казалось, как будто в самой печи посидел.

С малолетства меня учили крестьянскому ремеслу. И сейчас не в тягость, а в наслаждение выходить на луг с косой, убрать травку Между нами, конструкторами 2 глава на сено с неудобий. Люблю повозиться в саду. Приезжая на родину, обязательно иду в поле.

В семилетнем возрасте отец разрешил мне выйти на полевые работы вкупе с соседями. Силенок еще не хватало, потому обусловили меня погонышем. Утром до вчера верхом на лошадки бороновал, пахал да все удивлялся, почему это в Между нами, конструкторами 2 глава поле так медлительно солнце к закату идет. Уставал несказанно. Подымался, как и все, перед восходом солнца, ложился с пришествием позднего вечера. Чтоб ненароком не заснуть и не упасть с лошадки, пел песни. Ну и они иногда не помогали. Два раза, уснув, оказывался под бороной. Отлично, умные лошадки впору останавливались Между нами, конструкторами 2 глава.

Время от времени клевавшего носом погоныша пахарь «взбадривал» кнутом. Из глаз сыпались на круп лошадки досадные слезы. Что и гласить — грозной была учеба. Вобщем, все обиды забывались, когда, окончив полевые работы, мы ворачивались домой. Представлялось, что ты на голову выше собственных сверстников, сидевших в это время в избах и не испытавших Между нами, конструкторами 2 глава, что такое реальная фермерская страда. Казалось, что ты уже умудрен каким-то особенным прозаическим опытом и это дает для тебя право держаться с особенным достоинством.

Мои школьные годы тоже связаны с неизменной фермерской работой. У нас была, как считали мы, ученики, а в особенности — наши предки Между нами, конструкторами 2 глава, самая восхитительная на свете учительница — Зинаида Ивановна. Она гласила, что учеба и труд — это неразрывное целое. Так что воспитание наше в школе было основано сначала на привитии нам почтения к нелегкой работе на матушке-земле, на обязательной помощи старшим в их заботах, на неизменном уходе за домашними питомцами. Зинаида Между нами, конструкторами 2 глава Ивановна была зачинателем соревнования на наилучшую постановку дела по откорму телят. Любой из нас любовно ухаживал за молодняком. Это было в чем либо схоже с современным семейным подрядом, только посреди школьников. Помню, сколько гордости испытал, когда мои старания по выхаживанию бычка по кличке Красавчик высоко оценили учительница и одна из наилучших Между нами, конструкторами 2 глава учениц нашего класса, к которой я в ту пору питал симпатию.


mezhdu-psihoanalizom-i-antropologiej.html
mezhdu-tem-eti-vivodi-suda-osnovani-na-nepravilnom-tolkovanii-i-primenenii-norm-trudovogo-zakonodatelstva.html
mezhdu-uspehom-i-porazheniem.html